Кокорин о срыве трансфера в «Локо»: «Не думал, что на протяжении такого времени могут какие-то обиды у кого-то остаться. Не верил»

Нападающий «Спартака» Александр Кокорин в интервью журналисту Нобелю Арустамяну рассказал, по каким причинам не перешел в «Локомотив».

– Сань, мы в Москве. Насколько для тебя было принципиально вернуться в свой, по сути, родной город?

– Ни на сколько. Вопрос города принципиально не стоял.

– Вообще не стоял?

– Вообще не стоял.

– Но при этом фигурировали в основном московские команды: «Локомотив», «Спартак», «Динамо».

– Понятное дело, что я здесь много лет провел. 15 лет прожил до того, как переехал в Питер, а потом – в Сочи. Мне привычно здесь, но я не скажу, что после карьеры мечтаю остаться здесь жить. Поэтому вопрос о городе не стоял.

– То есть, ты в принципе планируешь после карьеры найти другое место?

– Ну… Все равно, знаешь, еще много времени должно пройти… Не думал об этом, но мне больше нравится там, где солнце.

– Я разговаривал с Николичем недавно. Он сказал, что дважды с тобой общался, и вы очень легко нашли общий язык. Говорят, «Локомотив» в какой-то момент был для тебя приоритетом.

– Да, он хороший. Мы не виделись с ним, а разговаривали по телефону, он и его агент произвели на меня хорошее впечатление, мы приятно общались.

Понятное дело, может быть, когда футболиста хотят, все равно строят такой диалог, что… Мне показалось, что они суперпорядочные ребята, я и о клубе сильно переживают, хоть они там и не так давно.

Только теплые слова могу о них сказать, хоть, повторюсь, я их и не видел даже.

– Это был приоритет для тебя? На каком-то этапе.

– Понятное дело, большим плюсом «Локомотива» была Лига чемпионов. Я, конечно, это рассматривал. Я им сказал: «Давайте, пусть пройдет ваш совет, как это все там происходит, одобрят или не одобрят, и там уже будет конкретика какая-то». Когда совет прошел, мне перезвонили и сказали: «Сорри».

– Кто тебе перезвонил?

– Он. Он сам. 

– Николич? И что он тебе сказал?

– Все. Спасибо.

– Баста?

– Да.

– А он тебе объяснил, почему?

– Он сказал, я не знаю, почему, но твоя фамилия обсуждалась три секунды.

– А ты себе как объясняешь, почему это происходит?

– Я догадываюсь.

– Поделишься догадками?

– Ну… (пожимает плечами). Не хочу. Не хочу.

– Давай, я своими поделюсь?

– Поделись.

– Мне кажется, что причина в том, что где-то на очень-очень высоком уровне клубы, которые финансируются из госкорпораций… На этом уровне этим клубам запретили подписывать Кокорина. Из-за всех этих происшествий, которые были.

– Может быть, и так.

– А тебе не интересно в этом разобраться?

– Нет, конечно. Ты сам говоришь – на очень большом уровне. Поэтому, когда буду на большом уровне, тогда поинтересуюсь. А так… (улыбается).

– Я думаю, ты понимаешь после зимней истории с «Зенитом», что в принципе, наверное, нереально оказаться в «Локомотиве», «Динамо» или снова вернуться в «Зенит».

– Нет, я тогда не понимал. Не всерьез это все, знаешь. Прошло все, все ситуации прошли. Не думал, что на протяжении такого времени могут какие-то обиды у кого-то остаться, или люди действительно могут держать все под контролем.

Не понимал. Не верил. Но, оказывается… – сказал Кокорин.

Posted in: Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *